Нынче стало модным ругать отечественный автопром за широкое использование западных компонентов и технологий: ничего, мол, сами делать и разрабатывать не умеем.

Поставили на КАМАЗ дизель Cummins – плохо. Приладили на ГАЗель кардан Tirsan – тоже плохо. Приспособили к Ладе японский «автомат» Jatco – вообще отвратительно. Бездари! Вот то ли дело раньше… Но минуточку! А что именно – «раньше»? Создать конкурентоспособный современный автомобиль без тесной интеграции с мировым автопромом не было возможно ни сейчас, ни 40 лет назад! А примером этому и служит история разработки вазовской «восьмерки».

Итак, ВАЗ-2108, первый массовый переднеприводный автомобиль в СССР. Его принято считать исконно «нашим», и в диванных спорах об отечественном автопроме именно его частенько приводят в пример – мол, вот: могли же раньше сами делать машины! Но настолько ли сами?! Я нисколько не умаляю заслуг вазовцев в этом вопросе: идея, компоновка, дизайн – безусловно, это все было придумано и реализовано своими силами. А вот дальше, когда придуманный «скелет» кузова начал обрастать «мясом» – силовым агрегатом, подвесками, рулевым управлением, элементами интерьера – без тесного сотрудничества с иностранцами было не обойтись, раз уж мы хотели получить автомобиль, способный пройти проверку на патентную чистоту в западных странах – а иначе там его и продавать было бы нельзя!

Подробным образом история превращения «восьмерки»-прототипа в серийный продукт описана в трехтомнике «Высокой мысли пламень» – всем интересующимся темой крайне рекомендуем данную книгу к прочтению. В очень кратком пересказе история эта выглядит следующим образом. Первый прототип ВАЗ-2108 собрали в Тольятти 31 декабря 1978 года. Через полгода, после демонстрации новой машины членам правительства, было выпущено постановление Совмина СССР «Об организации производства переднеприводных автомобилей на Волжском автозаводе». С этого момента перед руководством завода встал вопрос – по какому сценарию вести доводку машины и проводить подготовку производства. В итоге было решено, что разработка ведется вазовцами, но при участии двух зарубежных фирм, выступающих консультантами по конструктиву и технологическим процессам. Ну и, разумеется, был получен «зеленый свет» на приобретение лицензий у западных компаний на узлы, производство которых следовало осваивать на своих мощностях.

В результате в 1980 году были подписаны два крупных контракта с европейцами. К разработке и доводке конструкции автомобиля привлекли фирму Porsсhe. Почему именно ее? Во-первых, Porsche при всем желании нельзя было отнести к вазовскому конкуренту. Во-вторых, в портфеле этой инжиниринговой компании было множество аналогичных успешных проектов с другими фирмами. В частности, в то же самое время немцы помогали с доводкой своей очередной новинки испанцам из фирмы SEAT. Сферой деятельности Porsche стала совместная разработка всего, кроме дизайна – эта часть проекта велась исключительно русскими.

Второй консультант – по технологии производства – был выбран из числа давних «союзников»: им стала дочерняя «фиатовская» фирма UTS. В результате наша «восьмерка» параллельно рождалась сразу в трех городах: Тольятти, Штутгарте и Турине. Что касается лицензий, то их у ведущих западных компаний было приобретено более двух десятков. Вот далеко не полный перечень лицензионных узлов в конструкции ВАЗ-2108: дисковые тормозные механизмы, вакуумный усилитель тормозов, амортизационные стойки передней подвески, балка задней подвески, реечный рулевой механизм, сцепление, синхронизаторы коробки передач, шарниры равных угловых скоростей, поршни и кольца, ремень ГРМ, прокладка ГБЦ, карбюратор, радиатор, гидрокорректор фар, уплотнители и замки дверей. Среди продавцов этих лицензий – сплошь фирмы с мировыми именами, лучшие из лучших в своей сфере, многие из которых остаются на слуху и сегодня: ZF, Elring, Lucas, Riken… И не надо пытаться писать в комментариях про то, что «… а вот на АЗЛК всегда думали своей головой и обходились безо всяких там лицензий!» Не обходились. Вы просто, видимо, не в курсе.

Какое будет резюме? Безусловно, нельзя умалять заслуг наших инженеров в создании первого советского переднеприводного хэтчбека, в конструкции которого от прежних моделей не было позаимствовано ни одного узла. Но, друзья: нам конкретно ПОМОГАЛИ! И хуже от этой помощи никому не стало.